Комментарий: почему президент США заявил о признании Иерусалима столицей Израиля именно сейчас?

Повестка дня – 50

Комментарий: почему президент США заявил о признании Иерусалима столицей Израиля именно сейчас?

Согласно историческим источникам, британский генерал Эдмунд Алленби, оккупировавший Иерусалим 11 декабря 1917 года, заявил о завершении Крестовых походов. Можно ли считать символичным то, что президент США Дональд Трамп выступил с заявлением о признании Иерусалима столицей Израиля, которое может возыметь действие атомной бомбы и привести к катастрофе на Ближнем Востоке, и без того охваченном хаосом, 100 лет спустя оккупации? К этому можно добавить символизм 100-летия Декларации Бальфура, датированной 2 ноябрем 1917 года, и 50 –летия оккупации Восточного Иерусалима в результате Шестидневной войны. Наверняка, все мы сойдёмся во мнении, что Трамп по меньшей мере вовсе не утонченная личность, способная понять этот символизм. Что же тогда подтолкнуло президента США объявить о своем решение именно в это время?

Если выбранное для этого время не несет символичности, тогда можно ответить на данный вопрос тем, что Трамп в ходе предвыборной кампании обещал признать Иерусалим столицей Израиля. Но и этот ответ не будет исчерпывающим, так как он не поясняет, почему заявление сделано именно сейчас.

Если вы считаете, что ни символичность столетия вышеуказанных событий, ни обещания Трампа не являются достаточным обоснованием для признания им Иерусалима столицей Израиля именно сейчас, тогда необходимо искать ответ глубже – в переменах, которые произошли за последние годы на Ближнем Востоке. Совершенно очевидно, что «арабская весна», не принесшая в ближневосточный регион весеннего бриза, обернулась землетрясением, обозначившим невозвратимые этнические и конфессиональные линии разлома социологической структуры региона. Вне всякого сомнения, регион больше не будет таким, как прежде. Вслед за хаосом непременно будет установлен тот или иной порядок. И последний шаг президента США кажется усилием, направленным на то, чтобы полностью уничтожить линии разлома и создать новый порядок с центром с США и спутниками вокруг них. Но и как в случае с азартной игрой Барзани в референдум, этот шаг несет в себе риск потерять весь арабский и исламский мир.

Признание Иерусалима столицей Израиля стало последним звеном в цепи вопиющих ошибок, допущенных Соединенными Штатами на Ближнем Востоке в целом, и в Сирии и Ираке в частности. Развал государственных систем таких стран, как Ирак, Сирия и Йемен, под предлогом борьбы против терроризма и радикализма, в результате которого произошло фактическое разделение этих стран, больше всего пошел на пользу противникам США в регионе – России и Ирану. Россия укрепила свое влияние в Сирии, в западной части которой фактически установлен российский мандат. Иран же укрепил свои позиции в Ираке и Сирии и получил возможность подступить к Израилю по суше посредством Ливана и «Хезболлы», угрожая союзникам США в Персидском заливе осадой посредством таких стран как, Йемен и Бахрейн. США не только не поддержали своего союзника и стратегического партнёра Турцию в сирийском вопросе, но, оказывая поддержку таким группировкам как PKK, PYD/YPG и FETÖ, способствовали ее сотрудничеству с самым важным ее союзником в регионе Россией, а также Ираном. К ним добавим Катар, который изолирован в Персидском заливе со стороны Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ).

В противовес блоку Турция-Россия-Иран-Катар, создавшемуся в результате ошибочной политики США, Штаты образовали блок США-Саудовская Аравия-страны Персидского залива-Египет-Израиль. Данный шаг, пришедшийся на время, когда ДАИШ утратила свои позиции, похож на итог консенсуса, который стал наблюдаться в последнее время между США во главе с Трампом, Саудовской Аравией во главе с Мухаммедом бин Салманом (и странами Персидского залива) и Израилем. Это можно объяснить тем, что влияние, которое в последнее время приобрел Иран в регионе, больше всего угрожает Израилю, Саудовской Аравии, а следовательно США.

Этим консенсусом можно объяснить  вынуждение Харири в Эр-Рияде к отставке и давление, оказываемое на Махмуда Аббаса с целью заключения мирного соглашения, содержащего невыполнимые условия. Так, Аббаса в последнее время вынуждают признать столицей Палестины не Восточный Иерусалим, а городок на юго-востоке от Иерусалима – Абу-Дис. Предоставив палестинскому руководству небольшую территорию на Синайском полуострове (вероятно, в качестве компенсации), от Египта потребовали вклада в создание данного блока. Именно в рамках этой договоренности стоит рассматривать тот факт, что Египет недавно передал Саудовской Аравии два стратегических острова в Красном море. По всей вероятности, ас-Сиси за счет этого консенсуса стремится укрепить свою власть – путем получения финансовой и политической поддержки.

Но данный расчет на Ближнем Востоке может и не оправдать себя. Трамп сделал свой ход, признав Иерусалим столицей Израиля. Многие страны исламского мира, и прежде всего Турция, выступили с резкой реакцией на данное решение. Но определяющим фактором здесь станут позиции народов и руководства Египта и Саудовской Аравии. Если народы этих стран выступят с сильной реакцией, ответ, который последует от руководства, может изменить весь порядок на Ближнем Востоке.

Заключительное слово: Мир на Ближнем Востоке невозможен до тех пор, пока его нет в Иерусалиме.

/Комментарий профессора, доктора наук факультета политических наук Мраморноморского университета Дженгиза Томара/



Новости по теме